Банки способны разрушить вашу сексуальную жизнь

Когда совершенно легальному бизнесу не дают пользоваться банками или такими сервисами, как PayPal, культурное восприятие секса обществом отправляется ещё дальше в дебри. 

24 мая Женевьев Лежен попыталась снять деньги со своего бизнес-счёта, открытого в банке HSBC (один из крупнейших банков Великобритании). Её карта была отклонена. Она немедленно вошла в свой интернет-банк, чтобы узнать, в чём дело, и увидела сообщение о том, что счёт закрыт. «На счёте было более £20 000, к которым я не имела доступа и также не имела понятия, как вернуть деньги. Для небольшого бизнеса это крах», — так прокомментировала это Женевьев. 

Это был уже второй раз за 2019 год, когда банк заморозил корпоративный счёт Лежен без её ведома. После её жалобы в январе, HSBC восстановил аккаунт, но на этот раз не было никакого способа разрешить ситуацию. 3 июня, после подачи трёх жалоб, Лежен вернула деньги, и была уведомлена о том, что закрытие счёта окончательное и он не подлежит восстановлению. Хотя объяснения банка были довольно расплывчатыми, они ссылались на проверку характера бизнеса Лежен в сентябре прошлого года (представитель банка заявил, что решения о закрытии счетов принимаются в каждом конкретном случае). 

Характер Skirt Club не раз ставил Лежен в трудное положение с финансовыми органами с тех самых пор, как она основала этот частный клуб для квир/бисексуальных женщин в 2014 году. Смысл Skirt Club в их приватных вечеринках, где участницы собираются в тайном месте, чтобы посмотреть шоу бурлеск, послушать лекции на темы типа «Японский бондаж», и, если будет желание, заняться сексом друг с другом. На данный момент в клубе состоит 12 000 членов по всему миру, включая такие города, как Лос-Анжелес, Нью-Йорк, Берлин и Сидней. Участницы часто используют сеть, чтобы организовать встречи за пределами клуба, которые часто включают непринуждённые вечеринки и  отдых на Ибице или в Майами. 

Сейчас бизнесы, связанные с сексом, имеют долгосрочные суровые банковские ограничения, и мы живем во времена, когда их позиция ненадёжна как никогда. И это долгосрочные последствия удара в сердце нашего культурного вечно непостоянного отношения к сексу и сексуальности. Если оно продолжится, это негативно повлияет на секс-ориентированные бизнесы, которым не хватает финансовых средств выдержать подобные финансовые неудачи. Впоследствии произойдёт маргинализация работников секс-индустрии и снижение доступа к полезной информации о половом здоровье. «Раньше это были отдельные случаи, связанные больше с порно-индустрией и секс-работниками. Видеть, как это начинает распространяться на педагогов и активистов – тревожный звоночек» — отмечает Лорре Джо Брэдбери, основательница «Slutty Girl Problems», секс-позитивного блога и образовательного ресурса для женщин.

По словам Брэдбери, подобные случаи значительно участились с 21 марта 2018 года, когда в Сенате были приняты законы о запрете торговли людьми (Stop Enabling Sex Traffickers Act – SESTA) и о борьбе с торговлей людьми в интернете (Allow States and Victims to Fight Online Sex Trafficking Act – FOSTA). FOSTA/SESTA перекладывают ответственность на сайты, такие как Craigslist и Backpage, за любого, кто ищет секс посредством данных платформ. Хотя данная легализация вроде как борется против торговли людьми, активисты резко раскритиковали эту меру за то, что она ограничивает возможности работников секс-индустрии организоваться  и защитить друг друга, тем самым подвергая их опасности. Последствия докатились и до интернета, положив начало новой еще более репрессивной эре: Tumblr начал блокировать весь «взрослый» контент, Patreon прогоняет адалт-перформеров, а финансовые институты душат любые бизнесы, хотя бы отдалённо связанные с сексом. 

Запрашивать платный секс в Skirt Club запрещено, и пока в их рекламных материалах показываются женщины в нижнем белье, всё это считается не более развратным/пикантным, чем те же среднестатистические девочки из рекламы Victoria’s Secret. В Китае, где для квир-женщин не так много безопасных мест, Skirt Club такой себе маленький рай. В США их сравнительная мейнстримность позволяет клубу быть пристанищем для женщин, которые запуганы и не могут пойти в лесбийский бар. Лежен объясняет: «Я не рассматриваю Skirt Club как какую-то секс-вечеринку. Я вижу нас как сообщество. [Психо]Терапевты доверяют нам своих клиентов, так как считают клуб безопасным местом для женщин, которые не уверены в своей сексуальности, хотят её изучить и узнать об этом больше».

Всё это неважно для таких компаний, как PayPal, который запрещает «определённые сексуально ориентированные товары и услуги». Процессинговый центр заморозил активы Skirt Club на шесть месяцев, пока Лежен всё ещё пыталась наладить своё дело. (В отчёте представитель PayPal написал: «PayPal может быть использован для платежей за определённые виды основного взрослого цифрового контента. Мы работаем с утверждённым списком продавцов, которые постоянно придерживаются политики допустимого использования PayPal, действующих законов и правил). И 28 июня, через пару недель после того, как HSBC заблокировал её корпоративный счет, Лежен получила электронное письмо от Stripe, компании, которая занимается онлайн-процессингом. Письмо информировало её о том, что компания не будет больше иметь никаких дел с Skirt Club. В письме было указано: «Определённые аспекты вашего бизнеса попадают под пункт наших ограничительных условий о взрослом контенте и услугах». Лично от себя представитель добавил: «То, что вы делаете, чрезвычайно важно для [ЛГБТК] сообщества, и я надеюсь, что вы найдёте платежную систему, идеально подходящую вашему бизнесу».

«Если женщины, исследующие свою сексуальность, не смогут найти Skirt Club или любой другой способный им помочь контент о сексе на основных платформах,  интернет превратится в какое-то пуританское общество, как в сериале "Рассказ служанки", — говорит Брэдбери. — Если всё распихать по углам интернета так, что если не знаешь об этом заранее – не найдешь, идея о том, что секс – это что-то постыдное, только укрепляется». 

Банки вебкам

Секс может быть по-настоящему большим бизнесом – одна только индустрия секс-игрушек оценивается более чем в 23 миллиарда долларов по всему миру – но всеобъемлющее чувство стыда не даёт финансовым органам нормально работать с этим. Отчасти это прагматично: порноиндустрия исторически рассматривается как хай-риск из-за уровня ассоциированных с ней возвратных платежей. Возвратный платёж случается, когда пользователь кредитной карты решает оспорить платёж, заставляя эмитента карты отказаться от проведения оплаты. Несмотря на то, что на Pornhub было зарегистрировано 33,5 миллиарда посещений за прошлый год, устойчивая стигма вокруг сексуальности означает, что 92 миллиона ежедневных посетителей могут испугаться и отказаться платить за подобное, а это приводит к потере дохода. Поиску более эффективных способов борьбы с возвратными платежами финансовые институты предпочитают клеймить все бизнесы, связанные с сексом – частные клубы вроде Skirt Club, компании по производству секс-игрушек или законно работающих в адалте людей, таких как веб-модели или порноактёры – клеймить как хай-риск и запрещённых.

Госпожа Харли, профессиональная доминантрикс, работает как официально зарегистрированное LLC, платит налоги и может пересчитать количество полученных ею возвратных платежей на пальцах одной руки. Однако она всё равно остаётся в категории хай-риск для банков и может назвать полдюжины платёжных платформ, которые замораживали её активы и закрывали её счета. Из-за этого ей приходится использовать хай-риск мерчанты, которые забирают от 20% до 40% от транзакции.

Жёсткая политика, основанная на морали, может также доставить проблемы с обеспечением финансирования венчурного капитала – с этим пришлось столкнуться Полли Родригез, основательнице компании сексуального здоровья Unbound и соосновательнице группы Women of Sex Tech. Так как природа соглашений с ограниченной ответственностью варьируется, такие соглашения могут покрывать что-либо традиционно связанное с пороком и часто включают производители марихуанны, табачные производства, огнестрельное оружие и адалт-индустрию. В 21 год Родригез был поставлен диагноз — колоректальный рак. Из-за лечения у неё началась ранняя менопауза, в результате чего её сексуальное влечение сильно снизилось. После мучительного поиска магазина секс-игрушек, в котором ей было бы комфортно, она решила запустить свой собственный. Найти инвесторов, готовых вложиться в компанию Unbound, было непросто, и у неё ушло четыре года, чтобы получить кредит на данные цели в банке. 

«В венчурном финансировании всегда есть какая-то моральная оговорка, которая не позволяет инвестициям попасть в определённые категории бизнеса — говорит Родригез. Как только наша компания увеличилась, у многих финансовых органов появилось желание взглянуть на наши финансы и убедиться, что у нас низкий уровень возвратных платежей и что мы получаем стабильный доход. Найти кого-то, кто понимает, что данная индустрия растёт и развивается, довольно трудно». 

Проблемы с банками негативно влияют на секс-ориентированные компании, клиентами которых являются женщины и небинарные персоны, частично потому что этот контингент в целом чаще подвергается цензуре. У Dame Products (стартап по производству секс-игрушек для женщин, базирующийся в Бруклине) была неявная реклама, которую отклонили в MTA (Metropolitan Transportation Authority), несмотря на то, что они же одобрили куда более наводящую на мысли рекламу продуктов для лечения эректильной дисфункции. Тем временем PayPal с радостью получает прибыль с таких доходных предприятий, как Pornhub, даже когда он приостанавливает работу аккаунтов частных адалт-перформеров, размещенных на сайте. 

«Почему гигантским, богатым, ориентированным на мужчин компаниям, как Pornhub, характер их деятельности сходит с рук? Меня действительно обижает заявление Pornhub о том, что они могут заплатить своим моделям через PayPal, хотя при этом аккаунт модели подвергается опасности», — говорит Госпожа Харли.

Харли также рассказала, что недавняя легализация привела к тому, что банки (и такие корпорации, как Facebook, Skype и Google) всё больше и больше остерегаются всего, что можно рассмотреть как сексуальный контент. «Я знаю блогеров и людей, которые пишут о половом воспитании, например Вайолет Блю, и их аккаунты не раз блокировали. Но она просто писательница. Каким образом каждый, кто покупает адалт-контент, создаёт его или даже говорит об этом, оказывается в красной зоне?»

Перевод: Пухля специально для Вебкамеры и отваги.

Оригинал: Vice

Фото: Eltiempo

Подписывайтесь:

telegraminstagram twitter